Arthur Veno - The Brotherhoods Inside The Outlaw Motorcycles Clubs

2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50


Глава шестнадцатая: Полёты и драки
Может ли взгляд убить? В этот раз они это сделали, к общей трагедии. Проход у кресел Боинга 767 выглядит неподходящим местом, чтобы начинать смертельную байкерскую вражду. Но для президента Мотоклуба Comanchero Махмуда «Мика» Хави, севшего на борт рейса QF 430 из Мельбурна в Сидней в воскресенье 22 марта 2009, именно так и произошло.
Как только Хави вошёл на борт самолёта и прошёл в проход, он осмотрел лица перед ним. Дневной рейс всего скорее был заполнен усталыми гуляками, возвращавшимися в Сидней с вечеринок на выходных и семейного отдыха в южном городе. По сути, Хави и его братья из Comancheros, возвращались с вечеринки. Мало кто из других пассажиров мог принять Хави за заправилу мотоклуба аутло, одетого совершенно в небайкерский белый костюм. Искал ли Хави свою цель, или это было неожиданностью, нельзя сказать точно, но когда он увидел Деррека Вэйноха, президента городского чаптера Сиднейских Hell’s Angels, жребий был брошен. Вэйноха, крепкий, сильно татуированный мужчина, переходил дорогу Хави много раз. Ни один из этих случаев не был приятным — самый последний закончился насилием. По иронии, Вэйноха возвращался со встречи в Аделиаде, чтобы обсудить клубный ответ новым законам Южной Австралии. Без сомнения, растущий конфликт с Comancheros, клубом который становился всё больше жестоким и нестабильным в последние годы, тоже поднимался на собрании. Двое мужчин, по показаниям, уставились друг на друга, один из свидетелей показал, что Хави показал жест Вэйноху. Хави и его приятели затем нашли свои места в рядах 43 и 44, в нескольких рядах позади Вэйноха, на месте 39К. Согласно показаниям свидетелей на суде:
Свидетель увидел что Хави что-то крикнул Дерреку Вэйноху. Они видели, что Вэйнох обернулся, затем поднял левую руку к лицу и оттянул веко под глазом вниз, обнажая розовую часть глаза… Затем он указал на свой глаз другим пальцем той же руки. То, что президенты двух жесточайших байкерских клубов аутло в Сиднее сидели в метрах друг от друга на рейсе было невероятным. Происходящее между их клубами сделало это совпадение трагедией на фоне растущей войны. В ходе полёта длинною в час, Вэйноха и
Comancheros обменивались оскорблениями. Свидетели говорили, что оба лагеря были взвинчены. Якобы Хави сказал своим приятелям «Пусть ребята нас встретят в конце пути» Считается, что обе стороны послали смс с просьбой о помощи в Сиднейском аэропорту по прибытии. Когда рейс подошёл к воротам прибытия, Вэйноха и Comancheros вскочили на ноги и вышли из самолёта. Один из Comancheros, по показаниям, говорил: «Давайте, пошли, пошли, парни» Когда Вэйноха вошёл в терминал его встретили сержант-по-оружию городского чаптера Hell’s Angels Сидней Питер Зервас и его младший брат Энтони Зервас. Энтони Зервас не был Hell’s Angel, но семейные узы и время, проведённое с клубом, и его вовлеченность в клубные дела плотно связали его с клубом. В то же время компания Comanchero получила подкрепления в виде ещё пяти мемберов, которые ответили на призыв в аэропорту. Hell’s Angels и Comancheros начали оскорблять друг друга, начав толкаться и кричать. «Я убью тебя, мудак. Я убью тебя» якобы кричал один из байкеров. Отсюда стороны пошли разными путями, пока не вошли в зал прилёта, каждые из разных проходов в 80 метрах одни от других. Затем в 1.45 дня говно полетело на вентилятор. Не думая о сотнях пассажиров бывших вокруг, две группы побежали одни на других, начав взрыв насилия. Якобы, Энтони Зервас пронёс два ножа, пока остальные схватили стальные столбики и начали махать ими, как мечами. Энтони Зервас принял на себя всю атаку, Comancheros сбили его с ног, начав избивать и пинать. Вероятно, ему проломили голову столбиком. В драке участвовало до 18 мужчин, она закончилась в считаные секунды, Comancheros покинуди здание. Четверо Comancheros предположительно впрыгнули в такси, крича «Пошёл, пошёл, пошёл»
Пока простые пассажиры пытались реанимировать Энтони Зерваса, его брат баюкал его на руках, умоляя его держаться. Но было уже поздно. Зервас умер на полу терминала. Полиция прибыла на место минуты спустя после боя, что позже дало повод для критики в политических кругах, почему так долго и почему в аэропорту было мало копов. Четверо Comancheros в такси были арестованы во внутренней части города Брайтон-Ле-Сэндс, оплоте Comanchero. Другого Comanchero арестовали на парковке аэропорта. Сначала Хави смог сбежать от ареста, спровоцировав большую охоту. Согласно полиции, мужчина «одетый весь в белую футбоку и белые длинные штаны» участвовал в драке. Позднее он сдался властям через две недели после убийства и его обвинили в нём. В момент, пока эта книга печатается, дюжина предполагаемых члена Comancheros были обвинены в убийстве. Питер Зервас, который по отчётам носил майку Hell’s Angels, тоже был арестован и обвинён в беспорядках и нарушении общественного спокойствия, наряду с ещё одним членом Hell’s Angels и помощником Hell’s Angels. Дерек Вэйноха под арест не попал. Вы можете представить, какой сильной была реакция, как у клубов, так и у общества. Правительство Нового Южного Уэльса немедленно поклялось ужесточить законы, которые были смоделированы в Южной Австралии против байкеров; глава Федеральной Полиции попал под давление, потому что всё случилось в его смену; пока пресса тратила просто акры бумаги на газеты, репортёры просто чуть ли не сердечные приступы посхватывали, осознав угрозу от bikies.
Меня тут же осадили, просто потоком комментариев от прессы и просьбами дать своё мнение о случившемся. Мне было так же противно, как и тем, кто видел инцидент, но всё к тому и шло. Все эти байкерские войны, за ними всегда длинная и грязная история предательства, насилия, власти и мести. Чтобы понять причину всего этого, нам надо вернуться на King’s Cross, печально известную — запомните эту фразу — злачную столицу не только Сиднея, но и всё Австралии. Рассадник стриптиз клубов, массажных салонов и наркоторговцев, это магнит всей клоаки Австралийского общества, мутных людей, отщепенцев и наркоманов. И деспотов — людей, как Хассан «Сэм» Ибрагим. В середине 1990х Ибрагим и его брат Джон владели несколькими ночными клубами на Кроссе. Всё было нормально, кроме момента, когда в середине 90х Королевский Комиссариат Вуда, обвинил их в том, что они «кровь и плоть наркоторговой индустрии на Кингс Кросс» В 1997 году Сэм Ибрагим был обвинён в поставке кокаина, но позже обвинения были сняты. Кроме того, в результате тайной полицейской операции был ещё обвинён Грэг Крэйг, национальный президент мотоклуба Nomads. Nomads были близко связаны с Hell’s Angels, якобы контролировавших безопасность на Kings Cross. Как вы можете представить, Nomads и Сэм Ибрагим частенько встречались, полагаясь друг на друга в их предприятии. Такая связь между Ибрагимом и Крэйгом привела к тому, что 9 июля 1997 Крэйг передал контроль над Парраматским чаптером Nomads Ибрагиму. Это был очевидно сумасшедший ход обоих сторон, Ибрагим начал просто покупать голоса клуба и переманил власть к себе. Он тут же стал президентом чаптера. Он упразднил два заметных правила: были опущены обязательства по езде клуба и владение мотоциклом стало опциональным. Никакие другие два правила не могли ударить в сердце клуба сильнее, чем эти. Параматтский чаптер Nomads в тот момент фактически перестал быть мотоклубом и стал уличной бандой. Когда правила езды были просто выброшены, снизились стандарты принятия и позволили Ибрагиму открыть двери в клуб своим приспешникам, в основном, молодёжи из Ливана и Турции, которые не имели ничего общего с мотоциклами или с уважением к традициям клубов. Для других клубов Ибрагим был посмешищем. У него не было власти приказывать своим мемберам, не пройдя трудный кандидатский период, как и все олдскульные байкеры, и он не внушал уважения конкурирующим клубам. Больше всего злились его собственные Nomads, которые почувствовали, что он просто портит их имя. Nomads имеют большую силу в Новом Южном Уэльсе и ещё восемь чаптеров, от Байрон Бэй до северного побережья в Вудонг на границе с Викторией. Чаптер Ньюкастла, насмотревшись, как Ибрагим взял власть, пришли в отвращение, созвав национальный съезд, чтобы проголосовать, были ли легитимны изменения в правилах чаптера Параматты. Но ещё до голосования, клабхаус Nomads Ньюкастл был подорван. Разумеется, первыми подозреваемыми были Nomads Параматта. Всё стало столь плохо, что внутри клуба началась открытая борьба. В 2004 была перестрелка между Nomads Параматта и Ньюкастл, затем был взорван клабхаус чаптера Параматта. Наконец, национальные лидеры Nomads устали от растущего насилия, выгнали Ибрагима и нескольких его ключевых союзников из клуба. Ибрагима посадили в тюрьму в 2006 за его участие в Ньюкастлской перестрелке. Пока он сидел, чаптер Nomads Параматта был закрыт. По совпадению, примерно в то же время, появляется новый клуб. Notorious были маленьким клубом, основанным бывшим Nomad Параматта Тоддом Оконорром, которого выгнали из Nomads вместе с Ибрагимом. Оконнор был тем ещё типом, возглавлявшим наркотическую фракцию Nomads, которая контролировала наркотики на Kings Cross. Хотя они и носили трёхсоставные нашивки и «цвета» мотоклуба, у Notorious не было ни правил, ни структуры мотоклуба. Не было никакого контекста, чтобы члены клуба хоть как-то были связаны с мотоциклами. Выбором клуба были автомобили, обычно чёрные с тонированными стёклами. Notorious были и всё ещё являются, уличной бандой, которая притворяется мотклубом аутло. Не было ещё более яркого примера кучки Nike bikies. (Унизительный термин для байкеров, которые не ездят на мотоциклах. Они получили такой ярлык из-за предпочтения белых кроссовок, а не ездовых ботинок) Появление Notorious взбесило всех. «Кучка пиздюков» посмеялся старший Nomad. У полиции не было сомнений, что клуб был преступной организацией, намеренной мускулизироваться в наркоторговле Сиднея. С подобной оценкой я вынужден согласиться. Вскоре после появления Notorious, был взорван клабхаус Гринвильских Nomads, а тату салон национального президента Скотта Оррока был изрешечён пулями. Ибрагим, который вышел из тюрьмы в 2009, отрицал, что как-то связан с Notorious, заявив, что едва знает некоторых из членов. «Я не имею с Notorious ничего общего — они [открылись], когда я был в тюрьме» сказал он he said. «Тюрьма отобрала два года моей жизни.
Black Wind MC ®
Яндекс.Метрика