Arthur Veno - The Brotherhoods Inside The Outlaw Motorcycles Clubs

2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50


(На самом деле, мне угрожал клуб, после публикации второго издания книги, и я получил много предупреждений от полиции) Когда я попадал в неприятности, то дело было в отдельных мемберах, а не в клубах. Был один инцидент, который был довольно пугающим, когда я случайно оскорбил bikie. Что ещё хуже, что у него были с собой ещё четверо других bikies. На байкерском концерте я споткнулся на пикап, где был гроб, полный льда и пива, и я спросил, нельзя ли мне сфотографировать. Парень возле фургона разрешил мне, затем ушёл. И я залез на фургон и начал фотографировать. Некоторые члены клуба тоже подошли и я фотографировал, как мой приятель Руди берёт пиво из гроба — не лучший вид для чьей-то книги. Прежде, чем я успел объяснить, что нам разрешили, один из них тут же начал мне угрожать. Он лишь делал свою работу. Выглядело так, будто мы брали его пиво, так что чего бы ему не защищаться? Слава Богу, как раз вовремя подошёл сержант-по-оружию. «Эй, Артур, что тут за проблемы?» спросил он почти обычно. Фух, как я был счастлив его видеть. Я сказал ему о произошедшем, и что я облажался. Агрессивный парень понял, что произошло недопонимание и извинился. Мы позднее выпили пива. Я часто думал, сколько в этом инциденте было от члена клуба, и сколько от просто парня, увидевшего, что кто-то тырит его пиво. Я подозреваю, что то же самое было бы в футбольном клубе. Я считаю, что самые опасные моменты для меня, это когда люди не знают, кто я такой, когда я начинаю задавать вопросы, как когда мы с Руди приехали в клабхаус не приглашёнными. Мы действительно переступили границы, не зная членов чаптера как следует. Мы слышали, что клуб расширяется и хотели выяснить, что бывает с меньшими клубами, которые поглощают. Мы спросили, что случилось с теми клубами, которые не присоединились и сколько людей решило оставить клубы. Этот вопрос привёл нас в настоящие неприятности. Нас впихнул в комнату вице-президент, вставший перед стеной и решёткой. «Кто вы, блять, такие?» заорал он. Я получил локтем в глаз в потасовке, но ничего серьёзного. Руди смог быстро всё пояснить, так что всё устаканилось. Вскоре прибыл президент. К счастью, он знал тех, кто знал нас и он смог всех успокоить. Должен сказать, что мы заслужили. Мы приехали не званными и задавали довольно серьёзные вопросы. Как психолога, сосредоточение моих исследований было о связи членов клубов аутло с высокими уровнями насилия. Мы знаем, что клубы жестоки, с ясной связью со своей территорией и её защитой. Но почему они должный использовать насилие для защиты своей территории? Каждый защищает часть своего мира каждый день. Почему же клубы считают, что это надо делать насилием? Исследование, проведённое о насилии и агрессии в 1955 году может дать нам след. Волонтёры подростки из одной школы были разделены на три группы. Одну группу назвали Blue Devils. Этой группе дали клабхаус и вдохновили на конкуренцию с другими мальчиками, как с худшими. Вторая группа, Red Hornets, тоже получили клабхаус, и получили внушение, что их конкуренты хуже и их соревновательное поведение усилилось. Третий набор мальчиков не был прикреплён ни к одной группе и был оставлен в покое или, говоря психологическим языком, не излеченными. Экспериментаторы были шокированы результатом. Уровни агрессии росли заметно среди членов двух групп, в сравнении с неопределёнными мальчиками. Им пришлось положить конец эксперименту, когда дошло до насилия. Просто быть «клубом» или членом «клуба» уже увеличивало перспективу насилия.
Ещё одно классическое исследование охранники – заключённые. В газетах было размещено объявление, зазывавшее волонтёров за деньги принять участие в трёхнедельном психологическом эксперименте. Волонтёров случайно перевели в две группы – либо заключённых, либо охраны. Целью исследования было определить, как властные отношения проявятся в двух группах людей. Эксперимент пришлось прекратить через две недели, из-за градуса злости, проявляемой охранниками, и очевидной психологической травмой обоих групп.
Это лишь несколько классических исследований, которые показывают то, что мы называем эффектом «в» группе и «вовне» её — намерение тех, кто в группе защищать ценности группы или атрибуты, против тех, кто в неё не входит. Мужчины, в особенности, которые вступают в группы и защищают своё от чужаков, ощущают, что их шансы на выживание увеличиваются. Другая причина, почему клубы более насильственны, это эффект «обратного риска». Проще говоря, люди в группе чаще принимают решения экстремальные, нежели поодиночке. Мы видели браваду молодых людей в группе, о которых мы знали, что они сами по себе даже не скажут «boo».
Именно это судья Роден понял перед тем, как вынести приговоры тем, кто участвовал в Мильперрской бойне, сообщение, которое попадает в самое сердце насилия мотоклубов аутло.
Яростная верность, склонность к насилию, которая верно или нет характеризует популярный образ таких клубов, ясно дала доказательства в этом деле ... нужда причастности, наслаждение близкой дружбой и связью с остальными, можно это с готовностью понять. Можно также гордиться силой и храбростью. Но, как и большинство похвальных качеств, их может быть в избытке. Страшная сторона верности требует наличия врагов, против которых эти верные должны объединяться. А страшная сторона физической силы и храбрости проявляется, когда происходит насилие против врагов. Когда у вас есть две такие группы, конфликтующие одна с другой, всегда есть вероятность произошедшего в Viking [Tavern]. Верность может привести к шовинизму, дружба к кумосвтсву, а верность мотоклубам может привести к войне между ними.

Black Wind MC ®
Яндекс.Метрика