Arthur Veno - The Brotherhoods Inside The Outlaw Motorcycles Clubs

2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50


Глава восьмая: Правда и мифы
Байкерский мир окутан мифами и фантазиями примерно так же, как и байки с территориями. Клубы не считают имеющиеся вокруг них легенды. Они имеют ауру неуязвимости, которая притягивает их врагов. Они создают возмущение среди цивилизованных граждан, иногда клубы упиваются тем, что больше не являются частью нормального мира. Однако, я узнал, что легенды тоже создают проблемы клубу. Стереотип о том, что у всех клубов имеется противозаконная деятельность, для большей части является мифом, пока это не привлекает к клубам внимание полиции. Я знаю, что клубы хотели бы управлять этим мифом, но коль скоро джин вылетел из бутылки, его уже не остановить. Возмущение обычных горожан также усложняет жизнь многим мемберам. От них отворачиваются бывшие друзья, их семьи попадают в тень репутации их клубов и их перспективы в работе снижаются. В то же время, некоторые аспекты клубной жизни, которые кажутся мифами, могут оказаться правдой. Возьмём Бога, к примеру. Религия играет в клубной жизни большую роль, чем многие представляют; возможно, даже больше, чем признают сами клубы. Я интересовался этим долгое время, ведь клубы во многом так противоречивы. Мне было любопытно, в той же ли стороне религия.
С 1986 по 1990 я проводил наблюдения по религиозной ориентированности среди Австралийского байкерского движения, с респондентами из клубов АМА и аутло клубов. Большая часть (78 процентов) заявила об отсутствии религии, 11 процентов объявили себя Сатанистами, при лишь скудных семи процентах Христиан. Ни один не назвался агностиком. Если посмотреть лишь на членов аутло клубов, 52 процента сказали об отсутствии религии, в то время как 23 процента объявили себя агностиками. Христиане заняли весомые 20 процентов, а Сатанисты на последнем месте с пятью процентами. Такие наблюдения не очень-то научны, ведь это были просто опросы на пробегах и вечеринках, но они дают ясную картину религии в байкерском мире. Вы можете счесть религию частью цивилизованного общества, которое байкеры хотели бы отринуть, но она не так далека ото всех. Одна из причин для этого - работа Христианских мотоклубов. Они столь необычны, околачиваются рядом с bikies. Члены таких клубов видят своё призвание в этом, которое выражают посредством мотоциклов. Они играют роль традиционных священников в байкерском мире, заключая браки, проводя крестины и похороны. Они также видят себя наставниками для байкеров аутло. Многие из них знают своё дело. Бывший президент God Squad, например, является Баптистским пастором, а другой член – иудейский Талмудист, так что они не начинающие. Я помню, как прошёл через лагерь такого клуба на концерте в Броудфорде. Они ничем не отличались от других клубов, с баннерами перед лагерем, с девизами «Покажи свои сиськи» на них. У них была гора пивных банок, которой бы возгордился любой аутло клуб. Однако, в этих лагерях была «зона отдыха» для байкеров, которые перепили или покурили лишнего, где они могли прийти в себя или удержаться от дальнейших проблем. Многие bikies держатся подальше от Христианских клубов, опасаясь, что им начнут тыкать в лицо религией, что некоторые члены Христианских клубов и делают. Но, в обратном смысле, многие байкеры аутло, образно выражаясь, увидели свет и перешли в Христианские клубы. Во многом Христианские мотоклубы похожи на клубы аутло, «цветами», татуировками и девизами. Конечно, татуировки и нашивки на Христианскую тему, а не обычные Сатанинские изображения клубов bikie.
Чаптеры имеют примерно равный размер, и ездят на сходных байках. Они проводят собрания еженедельно, как и клубы аутло, и собирают штрафы за нарушения, такие как отсутствие езды на байке. Они действуют как мотоклубы аутло. Они относительно защищены и секретны о своих «цветах» ездят в сходных формах и имеют организационную структуру аутло. Приём в члены клуба примерно такой же процесс, как и в аутло клубе. Вначале ты хенгераунд в клубе. Затем кто-то из клуба соглашается быть твоим поручителем в присоединении к клубу. Затем проводится голосование, чтобы дать тебе быть проспектом в клубе. Период проспекта – несколько лет, сообразно качеству принимаемого. Нужно быть приверженным Христианским байкером. И надо знать своё дело. Как часть принятия в God Squad, проспекты проходят двадцати четырёхстраничный опросник и устный экзамен на свои религиозные убеждения. Они также должны знать определённые части библии. От проспектов так же требуется определённый пройденный километраж и некоторые клубные обязанности. Нашивки могут забрать по разным обвинениям. Крупнейший в Австралии Христианский мотоклуб это God Squad, у которого в Австралии есть четыре чаптера — Мельбурн, Сидней, Брисбейн и Лоунчестон — и два за границей. В своё время у них было до ста пятидесяти членов. Longriders, с примерно полусотней членов, имеет чаптеры в Мюррей Бридж, Мельбурне и Перте, в то время как Pilgrims, Ambassadors, Holy Ghost Riders, Saint George, Balaams Ass и The Brotherhood являются клубами одного чаптера. Средний возраст члена таких клубов варьируется от поздних сорока лет до ранних шестидесяти лет.
Джон Смит был байкерским священником. Ушёл в отставку с поста международного президента God Squad, он общался с аутло мотоклубами многие годы. Он на уникальном месте. Его клуб не однопроцентный, но близок, что ставит их на край аутло клубов. Я знал Смити много лет и считаю его одним из своих хороших друзей в байкерском мире. Последний раз я видел его на вечеринке Coffin Cheaters. Это было волшебно. Смити даже дошёл до того, что дал мне сан «племенного старейшины». Я не уверен в значении этого титула, но племенной старейшина, который на четыре года старше меня, может принимать все решения и ответственность титула. Та ночь была невероятным напоминанием о странном мире, в котором существуют байкеры, со Смити, рассказывавшим о прошлом некоторых людей с вечеринки. Среди хардкорных членов клуба были несколько членов God Squad, некоторые – бывшие однопроцентники, и ещё несколько выпускников степенного и консервативного Мельбурнского университета, А также несколько полноправных священника, как Смити. Смити и я купили по стакану бухла и начали говорить о его жизни. Смити выпил в два или три раза больше виски, в сравнении со мной. Наш план по интервью вскоре вылетел в трубу и я был так пьян, что и двух слов связать не мог, не говоря уж о ведении записей. Мы решили присесть и поговорить после службы, которую он проводил на следующий день в лагере за клубхаусом Coffin Cheaters. Кстати, клабхаус недавно перестроили так что клуб устроил бордель. Смити особо не волновало проведение церемонии там. Что-то было о походе к грешникам… К моменту, когда он провёл свою службу на следующий день, я уже вывез оттуда свою несчастную похмельную тушку. Вообще я был рад уехать оттуда, после того как Смити показал мне нечто, что встряхнуло меня. Мы болтали о его месте в байкерском мире, когда он вытащил фотографию. Как я и говорил, я знал Смити много лет, и я был шокирован тем, что увидел его самого в длинном пальто Кентуки с револьвером Магнум 357 и одной руке и Кольтом 45 в другой. Его руки были скрещены на теле и стволы пистолетов лежали на уровне плеч. Его седеющая борода и колючие глаза лишь добавили угрозы картине. Более, чем этот вид меня шокировали его слова, что так он видел себя в байкерском мире. Шок от того, что некто столь духовный может соблазниться подобной жизненной позицией просто вывело меня.
Джон Смит родился в 1942 году в рабочем пригороде Мельбурна. Его дедушка был рабочим человеком, который прошёл через религиозное обращение, встретив бабушку Смити. Его дедушка оставил работу и стал евангелистом и миссионером в Престонском пригороде. Его отец был одним из трёх детей, работал укладчиком рельс и стрелочником, пока тоже не встал на религиозный путь и не стал Методистским служителем, когда самому Смити было семь лет. Смити был болезненным ребёнком, который перенёс несколько трави от ожогов в раннем детстве, что отправило его в больницу на год. В 11 лет он подхватил ревматизм и провёл в больнице ещё два года. Эти осложнения значили, что из-за болезни он был самым старшим в старшей школе. Разница в возрасте, в связи с фундаменталистским воспитанием сделало старшую школу «вероятно худшим временем в моей жизни». У него было мало друзей, кто мог защитить его от злобных насмешек других учеников. Смити решил не отвечать, а обратиться к своей вере и духовному опыту за силами. Он также упорно учился, чтобы получить свидетельство об окончании старшей школы. Уходя из школы он хотел оставить несчастья своего детства. Он направился в преподавательский колледж Кедрон в Квинсленде, где он встретил свою жену, Гленду. Это была, по словам Смити, любовь с первого взгляда. Вскоре они поженились и счастливы и по сей день. После получения степени Бакалавра Искусства он переехал назад в Мельбурн, поступив в Мельбурнский Библейский Колледж, где изучал религиозные традиции фундаментальной Методологии. Семейный подход его семьи к религии сделали Смити очень консервативным молодым человеком. Он даже принимал участие в правых политических акциях, включая поездки в поддержку Соединённых Штатов в ходе Вьетнамской войны. После выпуска из Библейского колледжа, он получил работу учителя в Старшей Школе Уонтагги, в пригороде Виктории. Так же он проповедовал в местной Методистской церкви. Тут его жизнь поменялась. После его проповеди, где он осудил Мартина Лютера Кинга Мл. как «бабника и коммуниста», прихожанка подошла к нему и задала вопрос «Вы читали проповеди Мартина Лютера Кинга?’ Смити был вынужден признать, что не читал. Она настаивала «Вы читали Мартина Лютера Кинга?’ Вновь он был вынужден ответить «нет». Тогда прихожанка дала ему копию фильма «Сила любви» о жизни Кинга, где была и его легендарная речь «У меня есть мечта». Смитти посмотрел фильм и был просто загипнотизирован увиденным. Его глаза будто раскрылись на происходившее вокруг него. Он начал сомневаться во многом из своих консервативных взглядов и мнений. Почти немедленно он увидел неосмысленность своей поддержки войны, он увидел неприемлемость своих взглядов на меньшинства. Тогда он понял, что должен посвятить себя помощи другим, особенно тем, кто на краю общества. Момент, когда он встретил мотоклубы аутло был моментом его призвания. По его же словам, это был «опыт, как у Матери Терезы».
Black Wind MC ®
Яндекс.Метрика