Аня Кучкина - "Байки про байкеров"

2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
52
53
54
55
56
57
58
59
60
61
62
63
64
65
66
67
68
69
70
71
72
73
74
75
76
77
78
79
80
81
82
83
84
85
86
87
88
89
90
91
92
93
94
95
96
97
98
99
100
101
102
103
104
105
106
107
108
109
110
111
112
113
114
115
116
117
118
119
120
121
122
123
124
125
126
127
128
129
130
131
132
133
134
135
136
137
138
139
140
141
142
143
144
145
146
147
148
149
150
151
152
153
154
155
156
157
158
159
160
161
162
163
164
165
166
167
168


И вот что там исполняли.

ПАША: Чего можно было на «Яве» вытворить? Тока убиться. Раньше на заднем колесе проехал — «О-о-о!» Уже «о-о-о-о-о- о»! Тормозов таких не было, о стоппи никто и не мечтал. Выделялись те, кто «доводил» мотоциклы. Мажоры приезжали на новых мотоциклах. А другие брали говнецо и делали из него конфетку!
Круто было вставить в каблук кирзача обойму от подшипника и по асфальту каблуком искры высекать. Круто было из глушителя флейту вытащить. А еще понтово было туда велосипедные звоночки навернуть. И тогда подрынькивало!

А в конце 80-х стали в Шарик ездить.

МРАК: В конце 80-х мы уже фугасили в Шарик. Эту трассу к Олимпиаде же построили. И там было единственное в Москве ночное кафе со свободным входом (были и еще, но туда нас просто не пускали). Стендрайдинг тогда не процветал особо. Ну, ездили на заднем колесе. Стоя на седле, я влетал во двор, как сейчас на скейтборде ездят, спрыгивал красиво с мотоцикла.

А уж какие гаишники в то время были...

МРАК: В середине 80-х я работал на предприятии в Москве, очень секретном, я даже не знаю, чем оно занималось. Конкретно наш отдел занимался калькуляторами. Я уже не помню, что я там делал, спал в основном на работе. Паяльник вставишь в печатную плату — и сидишь спишь. В пятницу заканчивалась рабочая неделя, и у нас скапливался технический спирт, который нам выдавался для работы. Скапливалось приличное количество, по стакану каждому хватало. Поскольку была проходная и надо было проходить мимо нее не замеченными в употреблении спирта, мы делали так: прикрывшись дверцей шкафа, из канистрочки быстро наливали, человек брал стакан, опрокидывал его в себя, брал сумочку и шел на выход. За эти секунды он не успевал стать пьяным, проходил проходную, а дальше его уже никто не видел. И вот я, значит, бодренько выходил, надевал шлем и ехал. К тому моменту, когда я доезжал до МКАДа, а жил я сразу за ним, я становился очень пьяным. Стакан чистого спирта в водочном эквиваленте получается почти бутылка водки. И вот я шурую, весь такой веселенький, мимо поста ГАИ, останавливаюсь на светофоре, и в этот момент мой ПС глохнет. А на меня стоит смотрит толстый дядька — капитан ГАИ. Подходит, говорит: «Ну чего, сынок, никак?» Я: «Ага, никак. Может, подтолкнете?» И дядька мент толкает пьяного в жопу пацана. Мотоцикл заводится, я сразу же открываю газ — и только меня и видели. Меня спасло, наверно, то, что я был в шлеме и маске. Самое смешное было в том, что я доезжал до дома, ставил ПС на подножку, не слезая с него. Настолько был пьян, что не мог слезть. Аккуратно залегал на бак и спал, пока не придет мой друг и сосед и не заберет меня домой. Он кидал меня домой, и к утру я приходил в себя.
В другой раз шуровал я на мотоцикле опять пьяненький, а у нас в районе стоял «уазик» и два милиционера с палочками. Они обычно просто так мотоциклистов не останавливают, а тут чего-то машут палочкой. Я пьяненький, останавливаться не стал. Думаю, они на «уазике» за мной не погонятся, а если и погонятся, не догонят. Но я не рассчитал, что я пьяненький и быстро ехать не мог. Они за мной сразу же погнались, включив сирену, мигалки. А по поселку быстро ехать не получается. Дорога вся в выбоинах. Это рядом с Москвой, прям рядом со МКАДом совсем. И по такой дороге «уазик» едет быстрее, чем мотоцикл, во всяком случае, чем мой ПС. Шансов нет у меня, и тут я вспоминаю, что между вторым и четвертым домами на нашей улице есть проезд. Поскольку местные жители очень возмущались, что там грузовики ездят, они вкопали два рельса так, чтобы автомобиль проехать не мог. Мотоцикл между рельсами проходил легко, а автомобиль никак. Рельсы были вкопаны вертикально, высотой по грудь. И я, значит, фугашу туда, пролетаю между рельсов и слышу сзади такой «ба-а- абах». И тут я понимаю, что ночью в свете фар на скорости этих рельсов не видно ни фига. Они не увидели рельсы и врубились в них на полном ходу. Я в ужасе сделал круг, поставил мотоцикл в гараж и пешком, крадучись дворами, пошел домой и лег спать. Проснувшись утром в холодном поту, я пошел посмотреть, что там. Там я обнаружил милицейский «уазик», у которого посередине каждого из лобовых стекол была паутинка — как они, бедные, лбами туда пришли.
ПАША: Тогда можно было пьяными ездить на мотоцикле. Менты на мотоциклистов закрывали глаза, пока они не надоедали.
Тоталитарная борьба была с рокерами. Была статья «Групповая езда на мотоцикле». Едут ребята втроем на «Яве», двое на моте и один в коляске. Мент останавливает их и говорит: «У вас групповая езда». Они ему: «Даты что, вон в деревне по пятеро ездят!»
Я: И что, работала отмазка?
ПАША: Да. Тогда менты другие были. С «Жигулей» трешку брали. А с мотоциклиста чего? Им бы самим кто чего дал!
Тогда только выдали ментам BMWШКИ. И палки выдали. И менты прицеливались и кидались палкой в мотоциклиста. Периодически кому-то доставалось.
Раньше без прав можно было уехать хоть на юг. Были б деньги. Какие права, одни обязанности!
Black Wind MC ®
Яндекс.Метрика